СЛОВО ИЕРОМОНАХА НИКОЛАЯ ПРИ НАРЕЧЕНИИ В ЕПИСКОПА

nikolai
Ваши
Преосвященства, христолюбивые  Архипастыри!

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей определил быть мне епископом.

Сознавая высоту архипастырского служения, привожу себе на память слова святого Филарета исповедника, третьего Первоиерарха РПЦЗ, при наречении его в Епископа Брисбенского:

« С трепетом предстою я пред вами в момент моей жизни. Все мое минувшее проходит пред мысленным взором моим – и вижу я в нем с одной стороны, цепь безчисленных благодеяний Божиих, а с другой – неисчетное множество грехопадений моих».

И сразу же вспоминаются слова другого святого, пророка и царя Давида – псалмопевца: «Кто я такой, Господи, Господи ,и что дом мой, что Ты меня так возвеличил?»

       Но еще более осознаю ту ответственность, которая возлагается на продолжателей богоучрежденного апостольского преемства, домостроителей Церкви Божией. Как могу я, человек многогрешный и недостойный , стать тем, кто по учению святых отцов являет собой образ Христов?

       Сознаю и всецело приемлю, что при возведении в архиерейское достоинство я призван взять на себя не только честь подобающую святительскому сану, но гораздо более – Евангельское иго Христово.

       Придя к сознательной вере уже в зрелом возрасте, нет у меня другого желания кроме, как следовать за Христом, по слову самого Спасителя: «Если кто хочет идти за мною, отвергнись себя ,возьми крест свой и следуй за Мною». Сам Господь сошел на землю чтобы не Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою за искупление многих. И показал нам пример того, что епископское служение должно быть истинно смиренным.

Верую несомненно в то, что происходящее сегодня со мной, является волей Божией, ибо ничего не может делаться без воли Его. И сам Великий Архипастырь через вас повелел мне принять благое иго служения сего. Внимая словам, сказанным с божественной властью – « Не вы меня избрали, а Я вас избрал, и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод»- с полной покорностью предаю себя в руки Его и искренне исповедую пред вами свою человеческую немощь и недостоинство понести величие епископского сана.

Следуя непреложному повелению Христову и апостольскому наставлению, все делать без ропота и сомнения в ответ на ваше призвание, не надеясь на свои силы, но с упованием на Бога и искренним, горячим желанием послужить Святой Церкви отвечаю: « Благодарю, приемлю и не мало, вопреки глаголю ». Благодарю Господа, оглядываясь на прожитые дни, за Его отеческое о мне попечение.

Благодарю и за то, что мне ,выросшему в доброй ,но не церковной семье , Господь даровал веру и привел в храм. Впоследствии, по промыслу Божьему в ходе долгих исканий православной истины ,я оказался здесь в Русской Православной Церкви Заграницей. О которой не раз слышал и читал, и святым которой молился.

       Но до этого мне предстоял долгий и нелегкий путь утверждения новоначального христианина в духовном делании.

       В определенный момент своей жизни, будучи мирским не- воцерковленным молодым человеком, которому свойственны всевозможные ложные представления и заблуждения этого мира, я стал задумываться о смысле жизни. Это случилось в те дни, когда я, как и многие мои сверстники из провинции, работая в столице, учились в каком либо учебном заведении. Так и я поступил в один из филиалов престижного московского университета на юридический факультет.

Это учебное заведение находилось в городе некогда очень значимом для каждой христианской души в России, в Сергиевом – Посаде.

Я стал по возможности посещать Троице – Сергиеву Лавру и интересоваться Православием. Рядом с учебным заведением был храм, в который перед учебой я заходил помолиться, не осознавая, что он принадлежит еретической организации Московского Патриархата.

Да тогда еще и представить себе не мог, что с истинным православием идет лютая борьба.

       В университете за полгода обучения мне пришлось дважды поменять (т.е. купить) сборник законов Р.Ф. и дополнения к ним, которые не редко противоречили друг другу. И сразу вспоминались слова: «Закон, что дышло — куда повернул туда и вышло», сказанные о наших земных, человеческих законах, которые люди себе придумывают, все дальше и дальше удаляясь от Создателя.

        И вот однажды, как обычно, в очередной раз, приехав на учебу, я зашел в храм помолиться и, выйдя из него, раздумывал о дальнейшей своей жизни. Идя в аудиторию, я раздумывал о несовершенстве законов человеческих и о величии законов Божиих, данных нам Господом для спасения самого драгоценного, нашей души, чтобы жить в вечности с Творцом. С одной стороны ум мне диктовал, что мне нужно престижное образование, быть достойным гражданином этого общества, иметь хороший заработок и т.д., а с другой — сердце мне говорило, как хорошо быть в храме и от этого хотелось как можно больше и глубже познавать Бога. Меня раздирали противоречия.       

       После не которых раздумий, я все же решил, что надо закончить учебу, тем более условия располагали, и была бы поддержка т. к. отец юрист, занимал важный пост и имел хорошую школу за плечами. Хотя душой я этому противился, и уже в мыслях представлял себе примерно будущую картину своей жизни, которая мне представлялась однообразной, пресной, лишенной какой-то особенной радости (эта особенная радость, как я осознал позже, радость от общения с Творцом). Церкви же в этой жизни отводилась бы второстепенная роль. Понимая это, в то же время я понимал, что все земное начинало меркнуть в моих глазах под влиянием учения Христова. Но все — же я решил заглушить в себе этот порыв души, очнувшейся как бы от некой спячки.

  Но Господь умеет прикоснуться к человеческой душе. В скором времени я серьезно заболел, был вынужден оставить работу, учебу и отправиться домой, на лечение. Вскоре врачи поставили диагноз. Меня ждала операция и как они сказали инвалидность. Для меня в тот момент рухнул целый мир.

На подготовку к операции мне дали сутки. Я был подавлен, но все — же в панику не впал. Еще в кабинете врача сказал, что операции не будет. С какой-то особенной решимостью вышел из кабинета.

К тому времени силы покидали меня с каждым днем т.к. пищи я не вкушал уже где-то трое суток плюс — прогрессировала болезнь.

       Прочитав медицинскую литературу о лечебном голодании, решил лечиться сам. Я начал горячо и слезно молиться Господу, Пресвятой Матери Его, ангелу Хранителю и святым целителям. Исполняя это правило три раза в день. Мое лечение голодом символично совпало Рождественским постом. Этот период моей жизни был временем как телесного, так и духовного выздоровления и очищения.

Я осознал свои многие ошибки, что значит человеческая немощь. Понял, как ничтожна тварь, особенно падшая. В полной мере осознал, как говорит наша русская пословица: «Без Бога не до порога! ». Все эти дни, проведенные в борьбе с недугом, помогли мне осознать как ценно то, что люди в наши дни перестали ценить – это любовь Господа к нам грешным! И как мир тяготится ею, убегая все дальше и дальше от нее, под воздействием своих страстей и грехов.

       После этого испытания моя жизнь разделилась на: до… и после… . Эта болезнь была периодом, толчком ,я бы сказал, для духовного пробуждения, возрождения и обновления моей души во Христе.                                                                     

       Я понимал, что прежним мне уже не быть. Что произошло то, что не оставит меня безразличным к делам веры. Теперь душа жаждала искренней и горячей веры в Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Я думал о том, что в очередной раз была посрамлена мудрость века сего, в моем случае в отношении медицины, и что невозможное человекам – возможно Богу.

       В восстановительный период после недуга, я познакомился со священником, который впоследствии стал моим первым духовником. От него я стал узнавать, что такое из себя на самом деле представляет Московская Патриархия, и что, оказывается, есть настоящая Христова Церковь. Узнал, что признаком Истиной Церкви Христовой является не наличие храмов и монастырей и количество духовенства, а поклонение Господу в Духе и Истине. Так началась моя церковная жизнь.

       В последующие годы, живя церковной жизнью, по мере духовного возрастания, изучая историю церкви, а в некотором смысле особенно новейшую т.к. участником оной, можно сказать, являюсь, требования века сего предъявляли свои условия.   Впереди были годы искания, личных  побед и ошибок. И вот по милости Божией я оказался здесь в лоне Русской Православной Церкви Заграницей — истинной правопреемницы дореволюционной Православной Российской Церкви.                            

       Еще и еще раз благодарю Господа Вседержителя, что промыслом Своим не оставил меня недостойного, а лишь все более и более научал и укреплял в стоянии за истину, показывая суть безобразного, уродливого, гниющего изнутри лжеправославия ( или как это принято сейчас говорить «мирового православия»). И в наши дни, когда мы с вами находимся здесь, на курской земле, земле на которой родились такие святые подвижники как прп. Феодосий Печерский, прп. Серафим Саровский и многие другие подвижники благочестия, и что особенно символично, для нашей Церкви сегодня, в дни проходящего Архиерейского Собора, свт. Филарет (Вознесенский) третий Первоиерарх РПЦЗ — великий исповедник Православия двадцатого столетия.  Единственный из предстоятелей Православных Церквей выступивший открыто перед всем миром с обличением новой ереси экуменизма. Которая при нем была соборно анафематствована Архиерейским Собором в 1983 году.

Видим все более усиливающееся отпадение от  Божественной Истины рода человеческого. А особенно, тех кто, считая себя православными и имея ключи разумения, сам погружается в пагубную пучину заблуждений и ведет за собой в погибель свою паству. И это уже воочию приняло апокалипсический характер. И вот теперь ,видя это отступление, тяжело осознавать, что даже те, кто еще вчера нас называл своими братьями и молился в одной Церкви с нами, сегодня занесли камень над нашими головами, как некогда братоубийца Каин над праведным Авелем, и тем самым разодрали хитон Христов.

       И вот в эти скорбные дни, оглядываясь на свою жизнь и видя настоящее в мире, наступает, быть может важнейший момент в моей жизни. Пребывая всего лишь второй год в РПЦЗ, мне было объявлено о возможности моей хиротонии. И сразу же в душе появились колебания, сомнения и тревога. И опять на память приходят слова святителя Филарета: « Вправе ли я, зная за собой много неисправностей в служении пресвитерском, принимать высшее и ответственейшее служение епископское? Если, пресвитерская епитрахиль так тяжела, каков же каков же будет епископский омофор?

       Святители Божии! Много передумал и перечувствовал в эти последние дни, просмотрел, проверил свою жизнь – и как сказал в начале слова, так повторяя и теперь: вижу с одной стороны цепь безчисленных благодеяний Божиих, а с другой – несчетное множество прегрешений моих… И сейчас я предстою пред вами с жгучим, болезненно жгучим чувством крайнего, совершенного недостоинства. А когда подумаю о высоте, трудности, ответственности того служения, на которое призываюсь – то и с тревожным сознанием полной непригодности к нему. Опыт монашеского послушания не позволяет мне, однако, уклониться от пути, на который меня зовет высшая церковная власть. И поэтому, скажу не обинуясь – « страх и трепет прииде на мя»…».

       Не раз я уже слышал слова о том, что — сила Божия в немощи совершается; ты принеси свое, а недостающего Господь подаст. Но все же Честные Владыки, в этот страшный для меня час хиротонии, вознесите  свои святительские молитвы ко Господу, чтобы Он чрез вашу святыню призывающий меня на высоту этого служения, не лишил бы меня, грешного и убогого, той части которую Он уготовал любящим Его.

        Как-то в частной беседе один архиерей мне сказал: « Священник даже если и паству спасет, а может погибнуть, по своим личным грехам»…

И об этом-то и помолитесь, Отцы и Архипастыри, дабы, проповедуя другим, сам я не оказался бы неключимым рабом.

Аминь.