Ответ на официальный запрос Артемия Стадника.

Имяславие или имябожничество?

Протоиерей Валерий Рожнов

Получив Ваш официальный запрос на имя Секретаря Южно-Российской епархии, постараюсь высказать свое личное мнение по основным вопросам , которые Вы поднимаете. Вы спрашиваете — будет ли духовенство Южно-Российской епархии прилагать усилия к тому, чтобы признать еретичествующим и не действительным Определения Святейшего Синода № 4183 от 16-17 мая 1913 года и выпущенного на его основании синодального послания и последуюших определений органов управления Православной Российской Церкви, касающихся вопроса «имяславия»? И второй вопрос, на который Вы просите дать ответ – будет ли духовенство епархии прилагать усилия «по прекращению в Православной Русской Церкви под омофором Высокопреосвященнейшего Филарета … почитания в качестве святых тех священнослужителей, которые участвовали в свержении монархии в России в 1917 году, и не явили покаяние в этом грехе, а также впали в ереси?».

Одной из ересей Русской Церкви Вы считаете неправильное почитание Имени Божиего (1913г). Другой ересью считаете «цареборчество» (1917-1918г.г.) , которая , как Вы утверждаете, связана с нарушением Русской Церковью соборной клятвы 1613 года на верность Дому Романовых до Второго Пришествия. Таким образом, обвинениями в ересях, Вы ставите под сомнение каноничность всей Русской Православной Церкви с 1913 года и до сего времени. Не берусь отвечать на Ваш запрос за все духовенство Южно-Российской епархии и тем более за всю РПЦЗ , но выскажу только свое личное мнение относительно поставленных Вами вопросов. Насколько это мнение соответствует соборности Русской Церкви, покажет будущее. А сейчас постараюсь дать вначале ответ на последний вопрос, касающийся ереси «цареборчества». Но прежде хочу обозначить некоторые ориентиры, без которых нам невозможно найти ответы на поставленные вопросы — при каких обстоятельствах Церковь перестает быть Церковью?

Несомненно, что нам следует различать апостасийные явления в земном организационном устройстве церковного сообщества (они всегда были, есть и будут) от события, после которого это сообщество может быть вообще отсечено от Тела Христова. Отсечением всего церковного сообщества (а не отдельных лиц) от Тела Христова может быть момент нарушения церковным сообществом Канонических Правил вероучительного (при еретичестве) или организационного (при расколах и самочинных сборищах) характера, выражающегося в официальных соборных решениях. Это вытекает из того, что грехом всего церковного сообщества можно считать только соборный грех, выражающийся в решениях Поместных Соборов или, как минимум, в решениях Архиерейских Соборов (что произошло, например, при нашем размежевании с целищевцами). А это значит, что синодальные и единоличные архиерейские канонические преступления не отсекают от Тела Христова все сообщество (если эти преступления не принимаются всем сообществом), но являются в ней, как правило, апостасийным явлением. Это обстоятельство примем во внимание при рассмотрении вопросов, связанных с так называемой «ересью цареборчества», а так же при рассмотрении других вопросов.

На мой взгляд, говоря о «ереси цареборчества», Вы подменяете некоторые понятия или имеете о них не правильное представление. В моем понимании никакой ереси цареборчества в Русской Церкви не существовало вообще, но существовал факт цареотступничества или цареотречения, в том числе архиереев Русской Православной Церкви в революционных событиях, о чем Вы упоминаете в своих трудах. Ересь – это лжеучение, несоответствующее догматом православного вероисповедания. Назовите, какое цареборческое вероучение было разработано и принято соборностью Русской Церкви в революционных событиях? Нет такой соборной декларации Русской Церкви, где бы определялось, что власть Царя Помазаника Божия не является богопромыслительной и где бы доказывалось, что с Царской властью нужно бороться по таким-то или таким –то канонам и правилам. Изъятие поминовений о Царе на богослужениях, а также изъятие анафематств против не признающих богопромыслительность царской власти и т. п., скорее можно назвать актом отречения от Царя, но отнюдь не еретичеством. Как Апостол Петр трижды отрекся от Царя Небесного, подобно тому и многие русские архиереи отреклись (кто «страха ради иудейка», кто по заблуждениям) от Царя земного. Причем тут ересь?

Русские архиереи не разработали и не ввели ни одного соборного цареборческого определения в качестве вероучительного догмата для всей Церкви. Во всяком случае, это в полной мере можно сказать о Зарубежной Церкви под началом Первоиерарха Антония (Храповицкого), которая определила свою православно-монархическую направленность сразу — практически с момента образования. Это было сделано официально и во всеуслышание. Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Антоний в своем обращении от 31 августа 1929 года по поводу «Царского Манифеста от 1924 года» заявил : Власть Царскую получает законный Наследник Сам по Себе, прямо от Промыслителя Господа без всякого избрания, ибо избрание Дома Романовых с его потомством на Царство совершилось в 1613 году Великим Земским Собором в Москве, каковое избрание никакой законной властью отменено не было и не может быть отменено». Говоря далее об обязанностях Церкви Русской в отношении мирской власти, Первоиерарх РПЦЗ заявляет: «Она (Церковь) обязана указать православному народу законного Царя и призвать народ к послушанию. Так творили и древни пророки… так творили наши святые отцы и учители Церкви Митрополиты Петр, Алексий. Так обязуюсь теперь творить и я грешный, оставшийся старшим иерархом во Всероссийской Церкви после кончины Св. Патриарха Тихона, согласно постановлению Всероссийского Церковного Собора 1918 года…».

Исходя из этого смею Вас спросить – на каком основании Вы призываете духовенство РПЦЗ под омофором Митрополита Филарета (Семовских) приносить покаяние в грехе «цареборчества» и в грехе отречения от Соборной клятвы (1613г.) , если сегодняшняя РПЦЗ возглавляется Первоиерархом, имеющим неразрывную каноническую преемственность от Митрополита Антония (Храповицкого)? Говорить о том, что Русская Церковь еще не очистилась покаянием от «ереси цареборчества» означает с Вашей стороны, по крайней мере, не видеть настоящей Русской Церкви, которая с самого начала своего существования заграницей засвидетельствовала свою православно-монархическую направленность. Если же говорить о приводимых Вами документальных свидетельствах отречения от Царя архиереев в России, в том числе Святейшего Патриарха Тихона и других, причисленных РПЦЗ к святым новомученникам, то покаяние их не обязательно должно было быть всенародным. Конечно, когда совершается какой-нибудь грех при всенародном обозрении, желательно и каяться всенародно, однако Апостол Петр трижды отрекся от Христа принародно, а свидетелем его покаяния в этом грехе был один только Апостол Иоанн Богослов. Значит ли это, что покаяние Апостола Петра не действительно? Если Церковь признает это покаяние действительным, то почему Вы не допускаете, что Патриарх Тихон и иже с ним не могли принести покаяние, о котором мы не знаем или пока еще не знаем? Ведь на основании только тех фактов, которые изложены в упоминаемой Вами книге, невозможно иметь полное представление о том, что на самом деле происходило в то время. К тому же Вы забываете о том, что практически все архиереи, причисленные Вами к еретикам «цареборцам», приняли мученическую смерть как служители Церкви за Христа. Почему бы Вам не задаться вопросам – а может быть, таким образом, Господь дал возможность упоминаемым Вами архиереям омыться мученической кровью за свою вину перед Царем, даже если кто-то при жизни не успел покаяться и до конца осознать свой грех? Ведь мученическая кровь не смывает только грех ереси и раскола, но в моем понятии, причисленные РПЦЗ к лику святых новомученики и исповедники российские, не были ни еретиками , ни раскольниками, а если согрешили перед Царем, то омыли этот грех мученической кровью, даже если не имели совершенного покаяния.

Поэтому для РПЦЗ вопрос пересмотра святости новомучеников и исповедников Российских не стоит так остро, как Вы его пытаетесь преподать. Более того, в настоящее время при существующих возможностях это трудно осуществить. Чтобы делать окончательные выводы при Первоиерархе РПЦЗ Филарете Втором в таких важных вопросах как ревизия решений РПЦЗ по канонизации новомучеников при Святом Филарете Первом , необходимо иметь соответствующие условия.

Необходимо как минимум иметь беспрепятственный доступ к архивным документам, многие из которых до сих пор засекречены. Необходимо также иметь возможность проводить экспертизы на подлинность самих архивных документов, в том числе и тех документов, на которые Вы ссылаетесь. Даже если подлинность исторических документов не будет вызывать сомнений, то необходимо иметь достоверные подтверждения подлинности того, что содержат эти архивные документы, и подлинность подписей под ними. Ведь в советское время искажение официальных документов в выгодном для коммунистов виде, и давление на людей их подписывающих, осуществлялось практически повсеместно. И если документы окажутся вдруг не подлинными или подписаны под давлением богоборческих сил, то таковые согласно церковным канонам нельзя считать действительными. А Вы почему-то стараетесь очень самоуверенно строить свои выводы только на тех документах, которые бросают тень на Патриарха и архиереев Русской Церкви. Но даже если обвинения в адрес Святейшего Патриарха Тихона и иже с ним окажутся обоснованными, то почему бы Вам, например, не считать осуждение Патриархом Тихоном убийства Царя, актом официального покаяния за допущенные прегрешения перед ним и перед его Империей? Почему не смотрите на официальные заявления Патриарха против изъятия церковных ценностей, как на раскаяние и исповедничество? Почему не смотрите на его знаменитое анафематство большевиков, как на действительно свободное выражение своего отношения к богоборческой власти, в служении которой Вы его обвиняете? Почему у Вас не возникает вопрос — в чем причина того, что в одних случаях Патриарх Тихон, если судить по документам, проявил себя как исповедник, а по другим свидетельствам, на которых Вы акцентируете внимание, являет себя иначе.

Зарубежная Церковь, принимая решение о канонизации Патриарха Тихона, брала во внимание известные на тот момент свидетельства, а архивные документы, на которые Вы ссылаетесь, не были еще известны в момент канонизации. Наличие приводимых Вами документов, на мой взгляд, еще не является безусловным доказательством неправильности решения РПЦЗ в вопросе канонизации Святейшего Патриарха Тихона и достаточным основанием для вычеркивания его (и иже с ним) из списка почитаемых святых. Однако новые вводные, безусловно, могут являться поводом для создания специальной комиссии, чтобы дополнительно исследовать все обстоятельства по вопросу канонизации указанных Вами святых. Хотя, по-моему мнению, приблизиться к наиболее полному пониманию того, что происходило с Патриархом Тихоном и вокруг него, можно только при наличии возможности беспрепятственного доступа к архивным документам того времени и при возможности экспертного исследования документов и обстоятельств их возникновения. Только в этом случае можно определить, какие документы за подписью Патриарха были выражением его воли, а какие были составлены под давлением или сфальсифицированы.

Конечно, у меня нет сомнения в подлинности тех документов, которые свидетельствуют, что русские архиереи под председательством Святейшего Патриарха Тихона призывали русский народ к верности Временному Правительству, однако есть сомнение в том, что это обстоятельство следует считать «ересью Цареборчества». Если следовать Вашей логике, то тогда и самого святого мученика Царя Николая следует обвинять в «ереси цареборчества», ибо он после ухода с Престола сам первый призвал всех к послушанию Временному Правительству. Разве Вам об этом не известно? Наверное, и Царь и Архиерейский Собор во главе с Патриархом, призывая к послушанию Временному Правительству, хотели, прежде всего, предотвратить анархию в России. Почему Вы Царя за это не объявили еретиком цареборцем? Считаю так же поспешным обвинять Патриарха Тихона экуменистом, за то, что призывал всех христиан к единению и за то, что присутствовал на инославных собраниях. Нужно иметь свидетельства того, что Патриарх понимал под единением христиан — евхаристическое единство или единство перед внешней угрозой богоборческих и антихристианских сил или что-то еще? Имел ли сам Патриарх евхаристическое единство с инославными? Если имел, то разве можно быть уверенным, что не раскаялся в этом? Для того, чтобы ответить на эти вопросы должна быть проведена серьезная работа с большим объемом исторических документов.

Мне, например, ясно почему Вы акцентируете внимание только на документах, дискредитирующих Патриарха, а не на тех документах , которые являют его как исповедника (где он осуждает убийство Царя, где он выступает против изъятия церковных ценностей и где анафематствует богоборческую власть) . Эти документы Вам хорошо известны. Однако будучи сторонником ереси имябожия , которая была осуждена Собором Русской Церкви во главе со Святейшим Патриархом Тихоном, Вы склонны воспринимать другую точку зрения на события того времени. А моя точка зрения состоит в том, что несмотря на страшные апостасийные события и явления во времена революционной смуты (1917-1918гг), Русская Церковь не перестала быть Церковью и не пала в так называемую «ересь цареборчества», хотя акты цареотступничества несомненно были, что, конечно, нельзя квалифицировать как ересь. Однако, если в результате дополнительных исследований окажется, что Патриарх Тихон и иже с ним повинны в какой-либо ереси, которая не смывается даже мученической кровью и если обнаружится, что упоминаемые Вами архиереи необоснованно причислены к лику святых, то Церковь тогда примет соответствующее решение. В этом не сомневаюсь, ибо Церковь принадлежит Богу, который все в ней расставит на свои места. А пока одних только Ваших выводов и тех документов, на которые Вы ссылаетесь, на мой убогий взгляд, не достаточно для принятия безошибочного решения, ибо Ваши доводы весьма предвзяты и уязвимы. Замечу также, что документальных свидетельств того, что представители «имяславия» проявили не меньшее, а большее «цареборчество» чем Патриарх Тихон, предостаточно. Думаю Вам об этом тоже хорошо известно.

В связи с этим Ваш проект обращения к Архиерейскому Собору от имени Южно-Российской епархии в том виде, который Вы предложили, считаю неприемлемым. Во-первых, для того, что бы предлагать проект от имени верующих Южно-Российской Епархии, Вы должны состоять в самой епархии. А как Вы можете в ней состоять, пребывая в ереси имябожия? Разве Вы в нашей епархии? Во-вторых, рассуждая о действиях нетварных энергий при взгляде на проблему «имяславия», Вы не правильно интерпретируете высказывания таких великих святых как Дионисий Ареопагит, Григорий Нисский, Григорий Палама, на которых ссылаетесь и даже более того — учение имяславцев противоречет учению этих угодников Божиих и православным догматам вообще. Прежде чем показать это противоречие, вначале напомню историю «имяславия» от ее возникновения до наших дней.

Краткая история возникновения и распространения ереси

Имясла́вие (имябо́жничество, в синодальных документах  ХХ века — имябо́жие, также называемое ономатодоксия) — религиозное догматическое и мистическое движение, получившее распространение в начале XX века среди  русских монахов на святой горе Афон. «Имя Бога есть Сам Бог», это формула, которая стала главным и наиболее известным выражением имябожия. Суть ереси заключается не столько в самой фразе, а в том, как она толкуется. Но об этом будет сказано после краткой исторической справки.

Признанным лидером движения был иеросхимонах Антоний (Булатович). Спор вначале возник на Афоне среди русских монахов по поводу книги  схимонаха  Илариона (Домрачева)  «На горах Кавказа». Автор книги сам около 20 лет провёл на Афоне, а затем в 80-х годах XIX века удалился на Кавказ. Взгляды о. Илариона и стали предметом богословской полемики, разгоревшейся вскоре после издания его книги. Начало богословской полемики положил афонский инок Хрисанф. После его критики ереси имябожия, русское монашество на Афоне фактически разделяется на две партии — одна часть монахов называла другую часть еретиками «имябожниками», последние в ответ называли оппонентов «имяборцами», а себя «имяславцами». Споры постепенно стали приобретать все более ожесточённый характер и вышли за пределы Афона.

Наиболее активным борцом с имябожнической ересью стал будущий Первоиерарх РПЦЗ архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий) . В 1912 году решением Святейшего Синода книга «На горах Кавказа» была запрещена в России. В 1913 году учение было рассмотрено комиссией преподавателей Богословской школы Вселенского Патриархата на Халки во главе с митрополитом Селевкии Германом, и было признано не православным. Священный Синод Константинопольской Православной Церкви осудил его как хульное и еретическое, а новый Патриарх Герман V отправил на Афон соответствующую грамоту от 5 апреля 1913 года, которая объявляла учение имяславия пантеизмом. В мае 1913 года (по случаю возникшей проблемы) состоялось заседание Российского Святейшего Синода под председательством  Митрополита Санкт- Петербургского Владимира (Богоявленского) в составе Сергия арх. Финляндского, Антония, арх. Волынского, Никона, арх. Вологодского, Евсевия, арх. Владивостокского, Михаила, арх. Гродненского, Агапита, епископа Екатеринославского (всего семеро); в котором было заслушано три независимо подготовленных доклада: архиепископа Антония (Храповицкого), архиепископа Никона (Рождественского) и преподавателя семинарии канониста Сергея Троицкого. Все доклады признавали учение «имябожников» неправославным. По итогам заседания единогласно было принято синодальное постановление, осуждающее учение «имябожников».

На Афоне «имяславие» распространилось только среди русских монахов и практически не затронуло монахов из других стран. Поскольку устав Святой Горы строго запрещает еретикам нахождение на ней, то кинот Афона имел право очистить Святую Гору от еретиков. Так было выслано с Афона от тысячи до полутора тысяч русских монахов.

Осуществлялось это следующим образом. В соответствии с предписанием Святейшего Синода, 4 июня (в ряде источников — 5 июня) 1913 года и по распоряжению Императора, русская канонерская лодка «Донец» доставила архиепископа Вологодского Никона Рождественского и профессора Троицкого на гору Афон с целью «усмирения монашеского бунта» (11 июня к ним на помощь подошёл пароход «Царь» с 5 офицерами и 118 солдатами). Перепись, проведённая архиепископом, показала, что среди 1700 российских монахов 661 записали себя противниками имяславия, 517 — имяславцами, 360 уклонились от переписи, а остальные записались нейтральными. В течение июня архиепископ Никон вёл переговоры с имяславцами и пытался заставить их поменять свои убеждения добровольно, но потерпел неудачу. Тогда 3 июля 1913 года прибыл пароход «Херсон», направленный с целью выдворения монахов с Афона и российским консулом в Константинополе Шебуниным с ведома Царя ( а может даже Его Высочайшим повелением ) было дано приказание солдатам 6-й роты 50-го Белостокского полка взять мятежников приступом, но без кровопролития. Монахи оказывали активное сопротивление, ввиду чего некоторых из них поливали водой из двух пожарных шлангов (согласно некоторым имяславским источникам, были даже убитые, что очень маловероятно). После взятия Пантелеймонова монастыря монахи из Андреевского скита сдались добровольно. Пароход «Херсон» доставил 621 монаха с Афона в Россию и 13 июля бросил якорь в Одессе. Сорок монахов, признанных неспособными пережить путешествие, были оставлены в больнице на горе Афон. 17 июля пароход «Чихачев» доставил ещё 212 монахов с горы Афон. Часть монахов добровольно покинули монастырь, некоторые уехали на Камчатку. Оставшаяся часть монахов подписала бумаги, что они отвергают имяславие. Основного руководителя имяславцев на Афоне, Антония (Булатовича), сослали в его родовое имение в село Луцыковка Лебединского уезда Харьковской губернии.

В августе 1913 года, уже после высылки имябожников с Афона, Синод издал новое постановление, против сторонников нового учения и принял «Формулу обращения для возвращающихся к учению православной Церкви имябожников».

В феврале 1914 года некоторые «имяславцы» были приняты Императором Всероссийским Николаем II и Императрицей Александрой Фёдоровной, после чего Царь ходатайствовал перед Синодом о смягчении отношения к имяславцам, что не следует расценивать как царское оправдание исповедуемого ими еретического учения, о чем подчеркивал Синод , который смягчил свое отношения к имябожникам, но не к их еретическому учению.

Открывшийся в августе 1917 года Всероссийский Поместный собор имел целью, в частности, решить проблему «имяславия». Подготовка материалов по делу имябожников проходила в специальном Подотделе Отдела о внутренней и внешней миссии, в состав какового подотдела вошли, среди прочих, епископ Феофан (Быстров)Сергий Булгаков и В. И. Зеленцов (впоследствии епископ Василий). Собор, однако, не успел вынести какого-либо решения до своего закрытия в сентябре следующего года.

8(21) октября 1918 года Патриарх Тихон (Беллавин) и Священный Синод Российской Церкви издали постановление, разъясняющее значение принимаемых ранее послаблений имябожникам: 1) постановление Московской Синодальной Конторы от 7 мая 1914 г., почитаемое иеросхимонахом Антонием оправдательным для самого учения имябожников, в действительности является лишь постановлением о принятии в общение некоторых, поименованных в сем постановлении афонских иноков, причастных к имябожническому учению, привлеченных к суду Московской Синодальной Конторы и изъявивших подчинение Св. Церкви, по надлежащем испытании верования их, с прекращением о них судебного дела и разрешения священнослужения тем из них, кои находились в священном сане, — 2) что таковое именно постановление Московской Синодальной Конторы по указанному делу было утверждено Св. Синодом по определению от 10—24 мая 1914 г. за № 4136, с поручением при этом Синодальной Конторе и Преосвященному Модесту приводить увещеваемых иноков к сознанию, что учение имябожников, прописанное в сочинениях иеросхимонаха Антония (Булатовича) и его последователей, осуждено Святейшим Патриархом и Синодом Константинопольской Церкви и Св. Синодом Церкви Российской, и что, оказывая снисхождение к немощам заблуждающихся, Святейший Синод не изменяет прежнего суждения о самом заблуждении».

В январе 1919 года лидер имябожников о. Антоний Булатович разорвал общение с Патриархом Тихоном и вернулся в родовое имение в Луцыковке. Там он был убит грабителями 5 декабря того же года, во время наступления красных войск. И с этого момента, по сути, произошло окончательное размежевание имябожников с Синодом Св. Патриарха Тихона.

В начале 1920-х в Москве существовал философский имяславческий кружок, членами которого были: А. Ф. Лосев с женой В. М. Лосевой,  С. Н. Булгаков, математики Д. Ф. Егоров и Н. М. Соловьёв, П. С. Попов, священник Ф. Андреев, артист М. Н. Хитрово-Крамской; близок им был священник Павел Флоренский. К сторонникам имяславия имябожники часто относят Святого праведного Иоанна Кроншт., однако он не был участником спора, ибо умер в 1909 году.

В настоящее время ересь имябожия распространена в основном в России. К имябожникам принадлежат следующие образования: Архиерейское совещание РПАЦ возглавляемое Григорием (Лурье), РосПЦ возглавляемая Дамаскиным (Балабановым), ИПЦ возглавляемая Рафаилом (Мотовиловым). За границей еретическое учение имябожия исповедуют или мирятся с ним: Святая православная церковь Северной Америки (HOCNA, «Бостонский Синод»), Церковь Истинно Православных Христиан Греции и Заграницей (каллиникиты, «Ламийский Синод»), Украинская Автономная Истинно-Православная Церковь.

Среди противников имябожия, прежде всего, следует выделить святых угодников Божиих таких как  священномученик митрополит Киевский  Владимир (Богоявленский), священномученик епископ Иларион (Троицкий), святитель Патриарх Московский и Всея Руси Тихон (Беллавин) и практически все новомученики и исповедники российские, в том числе святой великомученик Царь Николай. Император не разделял с имябожниками еретического учения, поэтому в 1913 году операцию по выдворению еретического гнезда монахов со Святой Горы Афон осуществлялась под Его Личным контролем.

Имябожничество с точки зрения православного догматического вероучения.

Чтобы вникнуть в суть имябожнического учения, необходимо сопоставить это учение с православным догматическим вероучением о Божественной Сущности и о нетварных энергиях Божества, которое изъясняется в трудах великих отцов Церкви и, особенно в трудах Святого Григория Паламы. Исследованию и толкованию его трудов по этому вопросу было посвящено пять Константинопольских Соборов в храме Святой Софии и на последнем в 1368 году, святитель был канонизирован, а противники его учения о нетварных энергиях Божества были осуждены и анафематствованы. Памяти св. Григория Паламы посвящена целая неделя (вторая) Великого Поста. Ересеиерархи имябожничества причисляют этого святого к своим сторонникам, но на самом деле согласно именно его учению они предстают еретиками, но не видят этого, ибо ссылаясь на этого святого, выхватывают фразы из его учения, не вникая в суть того, что раскрывает это учение. Поэтому чтобы показать, в чем ошибаются имябожники, постараюсь кратко изложить православное догматическое вероучение о нетварных энергиях Божества святого Григория Паламы. Стройность это учение обрело в результате многолетних споров о природе фаворского света, который видели Апостолы при Преображении Христа. Этот свет, по учению святителя, является не обычным физическим тварным светом, а есть нетварная энергия Божества (1 Констпол.Собор 1341г.). Нетварная энергия не является Сущностью Божества (не является Личностью или Ипостасью), но является принадлежностью Сущности Божества (2 Константпол.Собор 1341 г.), имея с Ним «неизреченное различие и чудное единство» ( 4 Констпол. Собор1351 г.). Нетварная энергия «не есть существо Бога (не Сущность Бога)», но есть «общая принадлежность и энергия всех трех Лиц Пресвятой Троицы» (4 Констпол. Собор1351 г.). В Священном Писании и Священном Предании нетварная энергия Божества именуется силой Божией, славой Божией, благодатью Божией, дарами Духа Святаго, фаворским светом, премудростию Божией и множеством других синонимов. Нетварная энергия Божества , так же как и Сущность Божества не смешивается и не соединяется с тварными силами и с тварной природой, однако Сущность Бога Своими Божественными нетварными эергиями приводит в бытие и содержит все силы тварной природы и весь тварный мир, имея с ним таинственную «неизреченную» связь, посредством которой Бог (Вездесущий) присутствует всюду всецело (в каждой точке Бытия, по разъяснениям Иоанна Кронштадского), оставаясь при этом бесконечно больше, превыше и величественней всей вселенной. Однако если в результате своей мысленной деятельности верующие люди обращаются к Богу, через существующее в их человеческом сознании Имя Божие, то тут же обретают таинственную связь с Вездесущим и Всемогущим Богом через Его энергии, но не по тому, что Имя Божие является Божеством или нетварными энергиями Божества, а по тому что Бог присутствует в Имени Своими энергиями. Именно в этом смысле некоторые святые ( в том числе Иоанн Кронштадтский) говорили, что в Имени Божием присутствует Сам Бог и т. п. Имя Божие есть Бог только в том смысле, что это обращение к Богу и общение с Божеством. Правильно считать, что в Имени Божием и через Имя Божие действуют Божественные энергии, но не то, что Имя Божие есть Бог в смысле Творец. Никакая тварная природа и никакие категории тварной природы, в том числе мысленные, не могут являться энергией Божества, хотя с Божественной энергией все сущее в тварном мире имеет таинственную связь. Иоанн Кронштадтский поэтому поводу писал: «А все премудрость, в каждой точке вещества, и все премудростию, вечными законами премудрости только и держится. О, премудрость, премудрость! Все мы бытием свои обязаны тебе – твоему Благому Виновнику» (Св. Прав. Отец Иоанн Т.1, стр. 314). В это высказывании премудрость Благого Виновника в каждой точке вещества следует воспринимать как нетварную Энергию Божества (Благого Виновника). Однако если святой говорит о всецелом присутствии «в каждой точке вещества» Божественной Энергии, то это не означает, что он призывает обожествлять каждую точку вещества. И, говоря о том, что Имя Божие есть Бог, святой вовсе не призывает Имя Божие считать Богом. Но он разъяснял, что при призвании Имени Божия «Бог будет для тебя всем в одно мгновение, ибо Он простое Существо, выше всякаго времени и пространства» (Св. Прав. Отец Иоанн Т.1, стр. 292). По определению святого Григория Нисского (5, 87-89) благодать Божия (нетварные энергии Бога) являются принадлежностью Божества , а не отдельным от Него нетварным космосом, ибо между Сущностью Божества и Божественными энергиями нет расстояния, и они (нетварные энергии) неотделимы от Сущности. Поэтому, имея ввиду упомянутые разъяснения святых о свойствах нетварных энергий, можно говорить, что как в Имени Божием, так и «в каждой точке вещества» Бог присутствует всецело Своими энергиями, ибо между этими энергиями и Сущностью Его «нет расстояния». Но это не означает, что Имя Божие и «каждую точку вещества» или какую-нибудь категорию тварного мира, в том числе мысленную, нужно обожествлять. Нетварные энергии хоть и присутствуют «неизреченно» и в Имени Божием (в мысленной иконе Божества), и «в каждой точке вещества», но принадлежат одному Источнику – Богу. А если вещество или мысленные человеческие представления о Боге, как в случае с Именем Божиим, обожествляются, то это является ересью пантеизма (обожествление тварной природы или каких-то категорий тварных природы), о чем еретикам имябожникам справедливо говорили соборные постановления Русской и Греческой Церкви в начале ХХ века. Правда, имябожники предлагают рассматривать Имя Божие отдельно от тварного человеческого сознания, но это еще больший абсурд. Во-первых, человек не может даже рассуждать о Имени Божием, если оно не связано с человеческим сознанием, а во-вторых, даже если допустить, что Имя Божие существует как категория отдельная от человеческого сознания, то тогда кроме Сущности Бога и Его энергий в православное вероучение о Боге вводится новая Божественная категория, которая (как бы не утверждали обратное) вносит «дробление» в Божество что противоречит Догматам Церкви, и в частности учению Григория Паламы.

В принципе на этом можно было бы и завершить разоблачение ереси «имяславцев» , ибо до 1913 года формулу «Имя Божие есть Сам Бог» в том смысле как это понимают еретики имябожники , не проповедовал никто и никогда из святых отцов, и соответствующего учения в Церкви за всю историю не было. Да и сама ересь вынесена за пределы Церкви еще в 1913 году, несмотря на то, что к самим еретикам было проявлено послабление. С той поры ересь развивалась вне Церкви – в расколах или тайно. Но теперь эта ересь требует почитать себя Церковью и требует от настоящей канонической Церкви покаяния. И как доказательства своей правды имябожники пытаются привести в свою пользу такое большое количество высказываний, допускающих неоднозначное толкование, что короткий ответ по существу им покажется не убедительным. Поэтому есть смысл остановиться подробнее на разоблачении этой ереси хотя бы ради вразумления тех, кто ею еще не заразился.

Ересь, обожествляющая тварную природу или какие-то силы и какие-то категории тварной природы, как уже отмечалось, называется пантеизмом, о чем имябожникам на основании канонического учения Григория Паламы выносились соборные определения Русской и Греческой Церковью еще до революционной смуты ХХ века. Имябожникам справедливо указывалось на то, что нельзя обожествлять мысленные образы и мыслительные способности человека, призывающего Имя Божие, даже не смотря на то, что в его мыслительных образах соучаствует нетварная энергия Божества, имеющая «неизреченную» связь со всем, что существует в сотворенном мире. Если предположить, что в тварном мире что-то утратит эту таинственную связь с Божественной энергией, то это что-либо «должно немедленно обратиться в совершенное небытие, в абсолютное ничто» (Прот. Лев Лебедев. «Онтологические основы церковной символики» 1997). Поэтому когда имябожники говорят, что Имя Божие следует называть Божеством только по тому, что в нем действуют нетварные энергии Божества (кстати православие это не отрицает), то пусть тогда назовут хоть что-либо в этом тварном мире, где не действуют Божественные энергии, и что не имеет таинственной связи с Богом. Еще и еще раз следует повторить. Все сущее имеет связь с Вездесущим посредством Его нетварных энергий! Однако ничего в этом мире обожествлять нельзя – ни тварную природу, ни мыслительные действия разумной тварной природы . Это один из основных догматов православного вероучения!

Так в чем же разница действия нетварных Божественных энергий, приводящих в бытие тварные силы (и каждый атом тварного мира), от действия нетварных энергий в Имени Божием при обращении верующего человека к Богу? Разве в одном и другом случае энергии разные? Нет! Божественные энергии по своей нетварной природе едины и никак не различаются. Так учат нас догматы. Но в чем же разница? А разница не в природе Божественных энергий, действующих в одном и в другом случае, а в образе их действия. Образ действия нетварных энергий в православном богословии Восточной Церкви называется аспектом благодати Божией. В одном случае Божественная энергия приводит в бытие тварные силы и каждый атом тварного мира – это один аспект (образ действия) благодати Божией, а в другом случае та же энергия направлена на спасение души человека через призвание Имени Божия – это другие аспекты (образы действия) благодати Божией. Ни в первом , ни во втором случае естество человеческое никак неспособно по своей тварной природе созерцать чувственно нетварные энергии — ни в объектах тварной природы, ни в Имени Божием. Но по благодати Божией люди (подкрепляемые той же нетварной энергией, подобно тому, как подкрепляемы были Апостолы на горе Фавор) могут созерцать Божественную энергию в Имени Божием духовным зрением, а иначе бы не осуществлялось подвижничество к Богу. В приведенном примере не делается равенства между атомом материального мира и Именем Божиим (это даже не сопоставимые понятия), но указывается на действие в этих несопоставимых понятиях единой Божественной энергии. И в одном и в другом случае действует одна и та же Божественная энергия, но образ действия этой энергии различается. И в тварных силах одна и та же энергия может тоже осуществлять различные образы действия. Скажем, единая электрическая энергия может греть воду в чайнике, а может приводить в действие компьютер, но ни компьютер, ни чайник мы не называем электрической энергией, хотя эта энергия в них есть. Подобно тому, даже если нетварные энергии Божества таинственно соединены с тварными объектами и с мысленными образами тварных существ (в.т.ч. с Именем Божиим), и даже если эти энергии действуют в них, то и в этом случае нельзя их отождествлять с энергией Божией и обожествлять. Так на каком основании «Имя Божие как мысленная икона Бога, существующая в человеческом сознании» (цитата основателей имябожия о. Антония и о. Илариона) может называться Богом? Откуда такое еретическое воззрение? Отчасти это от духовного невежества и от не понимания имябожниками сути учения святых, на которых ссылаются. Они выдергивают из контекста этого учения отдельные фразы, не вникая в суть учения, и толкуют высказывания с упоминанием Имени Божия по своему произволу. А последователи «имябожников» пытаются доказать всему миру, что их учение является результатом умной молитвы иеросхимонаха Антония и схимонаха Илариона, поэтому ученые Синодалы и преподаватели духовных академий якобы не могли вникнуть в их учение, которое по сути является извращением канонического учения Григория Паламы. Неужели этот великий святой уступал основателям ереси в делании умной молитвы? Скорее всего, основатели ереси, будучи экзальтированными и очень самоуверенными людьми, пытались изъяснить свой личный опыт общения с Богом (через призвание Его Имени) богословскими понятиями, не имея о них соответствующих представлений.

Если даже имябожники предлагают рассматривать Имя Божие как мысленную Икону в человеческом сознании, то и этот аргумент не в их пользу, ибо как в обычной иконе Божественные энергии только стяжаются, а исходят от Бога и Ему принадлежат, так и в мысленной Иконе энергии не принадлежат человеческому сознанию, поэтому ни графическая икона , ни мысленная Икона не есть Бог. Часто в храмах, указывая на образ Бога, говорят — это Бог. Однако под этим они не подразумевается то, что икона это Бог. Подобно тому если кто-то из святых сказал, что Имя Божие это Бог, то его слова следует воспринимать ни как причину обожествлять образ, но как указание видеть Первообраз в образе — в Имени Божием. Например, Троица это Имя Божие — это Бог. Сын Божий это Имя Божие — это Бог.

Надо заметить, имябожники чувствуют слабость своей аргументации и понимают несостоятельность обожествления всего, что связано с тварными сущностями, пусть то будет вещественное понятие или умственное, поэтому пытаются представить Имя Божие как категорию отдельную от человека и человеческого сознания. Но в этом случае возникает неразрешимое противоречие в учении имябожников – с одной стороны они утверждают, что Имя Божие является мысленной Иконой Бога ( представлением о Боге в человеческом сознании) , но с другой стороны утверждают, что Имя Божие в некоторых случаях следует рассматривать как энергию Бога вне связи с человеческим сознанием (это одна из формулировок основателей ереси имябожничества). При этом имябожники рассматривают в своем сознании Имя Божие как Личность. Однако Божественная энергия, по учению Святителя Григория Паламы, не является Божественной Личностью — ни Троицей, ни Ипостасями Троицы. Тогда что еретики понимают под Именем Божиим? Личность образованную нетварными энергиями? Но тогда это абсолютно не сопоставимая с православным вероучением категория, которая совершенно не согласуется с учениями Св. Григория Паламы ( о нетварных энергиях), с учением Дионисия Ареопагита (о Божественных Именах) и вообще с догматами Православия. Еретики с одной стороны хотят отнести Имя Божие к Линости Бога, но объясняют это так, что Имя Божие видится в их умозаключениях отдельной от Бога личностью составленной из нетварных энергий, хотя они этого не утверждают. Получается, что подразумевается не то, что пишется и пишется не то, что подразумевается. Или же, скорее всего, имябожники не могут осмысленно проследить логику своих рассуждений в соответствии с православными каноническими представлениями о нетварных энергиях. Вообще-то, канонические представления о Имени Божием, когда речь идет об обращении верующего человека к Богу, следует искать не в разделении Божественного и человеческого, а в учении о синергизме (о таинственном богочеловеческом взаимодействии). Как это не покажется странным, но имябожники, и в этом направлении пытаются развивать свое учение. Следует заметить, что кто достаточно знаком с аргументацией имябожничества, тот сталкивается с отсутствием в этом учении стройной вероучительной концепции, опирающейся на догматическое наследие Церкви. Происходит обратное – наследие Церкви они пытаются подогнать под свои воззрения. По сути, идет бессистемное выдергивание из Священного Писания и Священного Предания высказываний с Именами Божиими, которые трактуются по человеческому произволу. Отсюда в учении имябожников столько противоречий и не состыковок. Поэтому, несмотря на большое количество высказываний и ссылок, это еретическое учение невозможно собрать в определенную форму. Это что-то бесформенное, расплывающееся как кисель по столу, который трудно собрать руками – то там, то тут это что-то аморфное и ползучие просачивается сквозь пальцы, и в итоге у имябожников не видно ни одного доказательства с четко выраженными обоснованиями, на которое можно было сосредоточить внимание , и о котором можно было бы предметно поговорить. Написано имябожниками много, но все вокруг да около! В Библии, в канонических учениях святых отцов столько упоминаний о Имени Божием и хоть ни в одном из этих учений не сказано, что «Имя Божие есть Сам Бог» (главная формулировка имябожников), однако в каждом случае еретичествующие стараются найти хотя бы косвенное подтверждение своим взглядам.

Свои взгляды имябожники стараются подтвердить и учением о синергизме (о богочеловеческой взаимосвязи ). При этом логические построения имяборцев кажутся вполне убедительными. Смысл их умозаключений сводится к тому, что в Имени Божием как в Личности Сына Божия соединились не слитно и не раздельно две природы — Божественная и человеческая, отсюда делается вывод, что как Богочеловека называют Богом, так и Имя Божие, имеющее Богочеловеческое происхождение, следует считать Богом.

 Однако еретичествующие забывают, что Вочеловечение  Сына Божия Единородного и Единосущного Отцу (Символ Веры)- это Великое Чудо – явление в мир Бога, тогда как  Имя Божие связано с мыслительными способностями грешных  тварных  Существ, поэтому Имя Божие не может быть Богом, даже если в нем действуют нетварные энергии Бога.  А  у Рожденного   Богочеловечека  нетварные энергии не просто действуют, они являются принадлежностью Его Личности. По другому можно сказать так – Личность Богочеловека является источником Божественных энергий, поэтому Богочеловек есть Бог, а в Имени Божием (в мысленной Иконе богочеловеческого происхождения) энергии хоть и действуют, но их источником является Бог, а не само Имя Божие, даже если оно богочеловеческого происхождения, поэтому Имя Божие не может быть Богом.

Если Именем Божиим творят чудеса, то не по тому, что богочеловеческая природа Имени Бога (по мнению имябожников), есть Бог, а по тому , что посредством Имени обращаются к самому Источнику Божественных энергий. И Бог отвечает человеку через посредство Своих нетварных энергий, которые нераздельны с Богом и не имеют с Ним расстояния. Отсюда правильнее говорить, что Бог в Имени, а не Имя это Сам Бог. Ни в одном имени мы не можем черпать Божественные энергии, ибо никто кроме Бога ими не обладает, а во Имени Божием мы получаем Его энергии как из единственного Источника. Поэтому и освящение совершается во Имя Его (например, Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа). Поэтому Имя Божие выше всяких имен, даже, несмотря на то, что Имя не есть Сам Бог. Православие не обожествляет Имя Божие, но это не означает, что оно его не славит. Православие не обожествляет и Матерь Божию, которая вместила Невместимого и является избранным сосудом Божественных энергий (сосудом благодати Божией), в Ней , и в Ея сознании, проявляется наивысшая степень Богочеловеческого синергизма, однако Церковь не называет Богородицу Божеством. И разве тем Церковь уничижает Матерь Божию? И если Заповедь Божия запрещает употреблять Имя Божие всуе, то уж вовсе не по тому, что «Имя Божие есть Сам Бог», как утверждают еретики. Икона Бога тоже не является Богом, но это не означает, что иконой нужно колоть орехи, в противном случае это тоже подходило бы под грех использования Имени Божия всуе.

Вообще-то на все высказывания с употреблением Имени Божия следует смотреть не поверхностно, а в саму суть. Например, некоторые не представляют , как понимать смысл высказывания: «Имя Бога есть Бог, а Бог не есть Имя». Это высказывание можно воспринимать и как абсурдное и в тоже время как вполне допустимое. В этой формуле мы не видим «математического равенства» , следовательно для православного человека разумно предположить, что речь идет о разных понятиях, вкладываемых в одинаковые слова, в противном случае «формула» не имеет верного (православного) решения. Аналогично можно сказать о выражении «Человек есть Бог, но Бог не есть Человек». И можно даже найти в Священном Писании «доказательства» того, что человек есть Бог: «Иисус отвечал им: не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги?» (Ин.10:34). Однако ж, исходя из этих библейских слов Самого Бога нельзя делать вывод, что люди есть Боги, но нужно в словах видеть смысл , который в них вкладывается. Так и в высказываниях великих святых (Дионисия Ареопагита, Григория Нисского, Григория Паламы, Иоанна Кронштадтского и т. д.) слово Имя Божие следует воспринимать не по произволу, а по смыслу. Но еретики имябожники очень поверхностно относятся к изречениям Священного Писания и к высказываниям Святых отцов.

Даже если не прибегать к полемике с имябожниками о смысловых значениях слов, то свидетельством неправославности их учения может быть то, что Бог не дал развиться этому учению ни в одной канонической Церкви. Чтобы устранить этот «недостаток» некоторые лидеры имябожничества вместо раскаяния решили «пойти другим путем» — приложить к беззаконию новое беззаконие. Имябожники пытаются доказать, что единой канонической Русской Церкви со времени 1913 -1918 г.г. уже нет, а они являются представителями истинной церкви. Отсутствие у них непрерывной преемственности с канонической Русской Церковью их не особо волнует. Они ее просто не видят и считают, что каноничность может восстанавливаться путем раскаяния в придуманных ими ересях «имяборчества» и «цареборчества» даже при отсутствии преемственности с канонической Церковью. И это очередная ересь, рождающаяся в умах «имяславцев» — имябожников. Однако для, заблудившихся в своих умозаключениях , существует единственный верный путь – отречение от своих заблуждений и присоединение к Канонической Церкви.

С любовью о Христе

Прот. Валерий Рожнов (07/20.01.2016, Собор Честнаго Славнаго Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна).